jump to navigation

2006/06/20
Полезное

Художники изобрели глушилку для шансона

antishanson

Екатеринбургские художники создали глушилку для радио под названием “Антишансон”.

Арт-группа “Куда бегут собаки” (Екатеринбург) в рамках художественной акции “Антишансон” продемонстрировала в действии карманную станцию умышленных помех для радио в FM-диапазоне.

Позиционируемое как “артдевайс”, устройство, по мнению создателей, станет незаменимым спутником завсегдатаев отечественных кафе, ресторанов и прочих общественных заведений.

“Антишансон” представляет собой “индивидуальное мобильное устройство для защиты и активного противодействия вмешательству нежелательной информации из радио-эфира” и позволит глушить сигнал нелюбимой радиостанции.

Глушить неугодное пользователю радио можно будет, например, в маршрутных такси, водители которых отличаются приверженностью к радиостанциям, в ротации которых находятся спорные с точки зрения художественной ценности музыкальные произведения.

Созданное екатеринбургской арт-группой устройство позволит незаметно заглушить выбранную частоту (установка которой осуществляется вручную). “Антишансон” работает в диапазоне 88-108МГц, радиус действия глушилки составляет от 5 до 10 метров. Время автономной работы устройства составляет 15 часов, а себестоимость устройства составляет всего 10 долларов.

Взято на Корреспондент.нет, По материалам Lenta.ru

Хачю! Дайте две. А лучше пять!

2006/06/18
Всякое

Не моя Мечта

Диссидент. Это слово хорошо знакомо мне с того же момента, с которого начинаюсь я. Большое окно первой нашей квартиры, старый бобинный “Маяк”, и песни Высоцкого в нем, огромный ламповый грюндик с зеленой лампой – индикатором качества приема и вечерние посиделки, и люстра в сигаретном дыму, и голос Америки с неизменными позывными. Сначала это были просто образы, в моей вновь начавшейся жизни, потом попытка понять, позже отождествление себя с этими людьми, и вот наконец, это и есть я. Я, который начал свою жизнь в специфическом обществе людей, охваченных одной навязчивой манией, скрепленных одной цепью, людей для которых великая страна советов, была невольным пленом, в котором им довелось родится и жить. И все они жили только одной мыслью, только тем единственным событием, которое могло дать пресловутую свободу, о которой каждый вечер говорил голос свободы, каждый вечер резонансом проносящийся по тысячам горящим окнам в огромной стране, сквозь бесчисленные “глушилки” и через огромные ламповые трофейные радиолы.
Я получил в наследство невидимое не осязаемое, но такое реальное чувство ожидания перемен. Возможно тех перемен, о которых пел Цой. И всегда за всем этим стояло одно слово: АМЕРИКА. Тера инкогнито, страна мечты, где нет серой будничности советской страны, где люди не знают об очередях за хлебом, о нищете духа, об ублюдках чиновниках, о черной обуви, и о вечном рабстве людей, обреченных прозябать в ужасной серой клоака под названием союз советских социалистических республик. Там нет ужаса коммунистической действительности, там нет коммунальных квартир, нет текущих унитазов, там не притесняют дух свободы, там место, где должен быть я. Мне хотели светлого будущего. Меня учили английскому языку. Меня отдали в школу с физико-математическим уклоном, потому что программисты поголовно уезжали в США. Я всегда знал, что только в одном месте я смогу жить и не боятся. И это место называется АМЕРИКА!
Одним из последних сдался отец. Упал железный занавес. Больше не было союза. Дальше дороги нет. Все к чему он стремился – произошло. Он остался один, его друзья растворились в новой, быстро ставшей не приятной действительности. Кто то умер, не приходя в сознание в реанимации 7-й больницы от огневого ранения, кто-то продлил эйфорию водкой, кому то повезло, и он стал бизнесменом, кто-то поверил трастам и потерял все. А он, так и не смог найти себе места в новой не похожей на рай, но до боли реальной новизне мира.
И вот, я уже начинаю жить в своей стране. Я не успел прочувствовать союз. Я не успел ощутить то, с чем так боролись диссиденты. Но в моем сердце еще живет призрачный оазис веры, под звучным названием АМЕРИКА.
***
Мы выехали в 6-00 по местному времени. Наш минивен выехал на восьмиполосный хайвей, где каждая полоса движется со своей скоростью. Снаружи температура +104 по Фаренгейту, влажность воздуха 90%. Недалеко огромное озеро Мичиган, которое разделяет США и Канаду. На родине сейчас два часа дня, и у меня разыгрался аппетит. Я с нетерпением смотрю через лобовое стекло, ожидая увидеть, что-то невероятное. Например, Великую АМЕРИКУ. Это произошло незаметно. Не то что бы на горизонте, но вроде и не близко, я увидел стержни домов, которые скрывались, не то что бы в облаках, а так, где-то в небе. И кто то сказал – “Сирс ТауЭр”. А кто то: – “О, какой смог!”. Час я смотрел на, как бы приближающиеся, но совсем медленно, дома. И как-то незаметно, эти великаны перестали помещаться в окна, и мы въехали в туннель.

После тяжелого гула туннеля, и света ламп, мы въехали в шум мегаполиса и царство натурального света, приглушенного миллионами тон метала и стекла. Это “Мэйн стрит”. Меня поражает 33-х этажное, огромное строение, стянутое по периметру гигантскими металлическими прутьями – постройка 1939 года. Я чувствую себя жуком, по сравнению, с 7-ми метровыми порталами, выполненными из латуни. На плитах тротуаров, на литых фонарях, на домах, я читаю название строительных фирм, и даты 1933, 1938, 1946, 1950. Не вольно возникает параллель с теми годами у меня на родине, и в сознании возникает зычное слово “разруха”.

Огромные  Орлы и сфинксы, смотрят на меня с огромных карнизов. Постоянное движение машин, сирены полиции, шум вентиляции, и абсолютное отсутствие свежего воздуха, очень быстро загоняют меня в кафе, где я ожидаю увидеть ужасно вредную американскую еду. Но вместо этого, мне принесли полуметровую тарелку с, невероятных размеров, холмом свежей зелени не ней. И там в глубине покоилась сочная молодая картошка и не большой кусочек мягчайший свинины со специями. Я подумал о том, что имел, возможно, не правильное представления о современной американской кухне.

Консул Украины встретил нас радушно, он рассказал, о важности закона, в этой стране и о суровой каре за нарушения. А бывшие украинцы, теперь бизнесмены, стараясь успеть показать все их владения, прокатили нас на чудовищной скорости, сквозь запрещающие знаки светофоров, на особо черном Мерседесе, без номеров, но с памятной подписью директора завода “Даймлер-Крайслер” на лобовом стекле. “Пропускают того, кто круче” – сказал один из бывших. … В мозгу всплыл вопрос Данилы Бадрова: “В чем правда, брат…?” Я подумал о том, что имел, возможно, не правильное представления о современной американской справедливости.

Гуляя, по прекрасно вымощенным, мостовым, заглядывая в фантастические витрины, засматриваясь на огромные туши, то и дело, встречающиеся на пути, я забрел в странный район. Здесь в домах тлели угли, в урнах горели костры, здесь был неприятный запах пота, здесь тлен, и грязь. Я словил на себе взгляды белых не добрых глаз, и удивился неухоженным лачугам. Я поспешил уйти. Потом мне сказали, что там не место “белым”. Между тем “черных”, я видел везде, в ресторанах и в транспорте, в гостиницах и в такси. Я подумал о том, что имел, возможно, не правильное представления о современной американской национальной проблеме.

В одном из районов города, я познакомился с очень взволновавшей меня архитектурой. Это было творчество американского архитектора Ллойда Райта, его дома меня поразили, признается, такого я не видел никогда. Это были  американские строения, но совершенно не те, что я видел в своей фантазии. В рамках всестороннего изучения города, я попал на архитектурную выставку, где участвовал в конференции “О проблемах современной архитектуры в условиях мегаполиса”. Докладчики из многих стран, рассказывали свое видение этой проблемы. Особенно меня вдохновила индийский архитектор Заха Хадид. Её решения этой проблемы меня поразили, своей концептуальностью и безкомпромиссностью. Я подумал о том, что имел, возможно, не правильное представления о современной американской архитектуре.

Возвращаясь той же дорогой назад, и оглядывался на уходящие в землю небоскребы, я думал об АМЕРИКЕ. Я думал о непостижимой и далекой стране. Я успел увидеть много, и в то же время ни увидел ничего. У меня были такие смешанные чувства, и тот узел, который я хотел развязать, приехав сюда, я еще туже завязал. Пал культ страны для меня. Вот она, огромная, передо мной. Вот они мои ноги, которые ходят по этой земле. Вот он запах воздуха, не такой как у нас. Вот они проблемы, до которых мы еще не доросли. Вот она золотая жизнь, которую нужно тяжело заработать. Вот она огромная страна, где пропаганду, так тяжело отличить от реальной жизни, а ложь от правды. И так тяжело распознать, где враг, а где друг. Вот она, вся такая другая, и такая до боли знакомая, огромная американская мечта.

2006/06/02
Фотографии

Реклама

Наружная реклама :)

Наружная реклама

2006/05/26
Всякое

Фраза недели

Тот неодаренный, что пытается, однажды обретет то, к чему стремится.
И напротив – одаренный, может все потерять, если не утихомирит свое эго.

2006/05/20
Фотографии

Призрачный пейзаж

Krimea_04.jpg

Сделан из окна поезда, больше никогда не видел. Случайно.


Всякое

Новый сайт Киевстара

Супер! Воздушный легкий дизайн, сделанный в Студии Артемия Лебедва. Мой любимый стиль, оформление, легкость и даже прозрачнсть. Люблю такие сайты, простые, но сложные.
Прикольно, что после ширины в 1300 пикселей, останавливается резиновый дизайн. Интересная задумка. Лень лезть изучать как сделано, но, кажется, догадываюсь.

Изменился логотип Киевстара, старый шрифт был лучше, новый просто отстой. Да и звезда тоже. Нравилось.

Посмотрим как будет работаться с этим сайтом. )

Kyivstar
www.Kyivstar.net

2006/05/19
Фотографии

Sweet Places

2006/05/18
Фотографии

Пивко. Похладное.

Beer Cold

2006/05/17
Фотографии

Ворота во двор

Кто-нибудь знает где они? )

Vorota.jpg

2006/05/16
Фотографии

И еще одна птичючая утка

И еще одна птичючая утка